ЛИТЕРАТУРА / КНИГИ

Сказание о подвигах Фёдора Тиринина


Сказание о подвигах Фёдора Тиринина (Житие святого Фёдора Тирона) — апокриф о Фёдоре Тироне, связанный с темой основного мифа: герой предстает здесь как змееборец. Христианская традиция активно ис­пользовала этот мотив (см., например, известное «Чудо Георгия о змие») для утверждения своей веры.

О духовном стихе

«Житие святого Федора Тирона» представляет собой тип «мученичества», а не полноценного биографического жития: подвиг св. Феодора лишь внешним образом связан с его Житием, которое им и начинается. В некоторых «списках отре­чённых книг» (индексах отречённых книг) ука­зывается «Чудо бывшее святою Феодора Тирона, како выведе матерь от змеа». Перевод греческого «Жития» на славянский язык был сде­лан, по-видимому, на рубеже XI—XII вв.

Духовный стих о Феодоре Тироне относится к числу недостаточно изученных текстов. Наличие в его сюжете змееборческих мотивов, использование приемов эпической гиперболы, былинного описания снаряжения героя, боя, наличия самого героя-малолетки и т. д. соотносимо с поэтикой героических былин.

А. Н. Веселовский высказывает предположение о возможной связи духовного стиха с былиной «Добрыня и Змей».

Собирателями духовных народных стихов записаны шесть старинных сказаний о подвигах святого Феодора Тирона. Все они служат дополнением одно другому. В одном из них этот преобразившийся в богатыря угодник Божий именуется «Тирянином», другое зовёт его «Тирином», третье — «Тыриновым», в четвёртом он является «Хвёдором Тырянином» и т. д. Наибольшей полнотою и связностью отличается среди других разносказов своих сказание, записанное в деревне Саларевой, Московской губернии.

Сюжет

Перед слушателями сказания восстают три ярко обрисованных образа: царь Константин Самойлович (Константин Сауйлович), Федор Тирянин — «млад человек», царское «чадо милое», и матушка этого чада — «Феодориса-и-Микитишна». Всё сказание выдержано в народном духе.

Начинается сказание в «Ерусалиме» с молитвы царя Константина Самойловича: «В той земли во турецкие, во святом граде в Ерусалимове, жил себе некий царь Костянтин Сайлович. Молился у честные заутрени, ходить ен к церкви соборныя, к заутрени ранния, служил молебны часные, становил свечи поставные, молился за дом Пресвятые Богородицы»… «От того царя июдейского, всеа силы жидовския прилетала калена стрела, на стреле было подписано: Царь Константин Самойлович! Отдай град ты охотою; не отдашь град охотою, мы возьмем град мы неволию!». Прочитал царь вышел «на крыльцо на паратное» и «он скричал» громким голосом: «Вы люди, мои могучие, все гости почетные! Кто постоит за город Ерусалим и за всю веру за крещеную, за мать Божью Богородицу?» Никто не отозвался на царев клич: «А старый прячется за малого, а малого и давно не видать». И тогда «выходила выступала его чада милая, и млад человек и Федор Тиринин, всего от роду двенадцать лет», говорил Фёдор: «Родимой ты мой батюшка, царь Константин Самойлович! Уж и дай мне благословленье, уж и дай мне коня доброго, уж и дай мне сбрую булатную: поеду против царя июдейского, против силы жидовские!» Изумился царь, изумившись — говорит сыну: «Ой, чада мое милое, млад человек и Федор Тиринин! Ты на войнах ты не бывывал, на бойном коне ты не сиживал, кровавых ран не принимал. Не умеешь, чадо мое, на коне сидеть, не умеешь копьем шур метать (шурмовать, штурмовать), на кого ты, чадо, надеешься, на кого и начаешься?» Ответ Федора Тиринина выдает в нем дух истинного сына русского народа, сложившего про него свой песенный сказ: «Ты, родимой мой батюшка», — говорит отрок, — «царь Константин Самойлович! Я надеюся и начаюся на силу и на небесную, на Мать Божью Богородицу!». «Возговорит царь Костянтин Сауйлович: — Князье бояре, люди почетные! Выводите добра коня неезжана, выносите сбрую ратную, копье булатное, книгу Ивангелья!».

 


Комментарии

Добавить комментарий
Комментарий
Отправить