ЛИТЕРАТУРА / АВТОРЫ

Скрябина, Ариадна Александровна


Тулуза

Тулуза находилась в т. н. «свободной зоне», боевые действия там не велись, оккупационных войск не было, однако действовали коллаборационисты и «милиционеры» из числа местных жителей. В Тулузу и в другие города юга страны стекались беженцы. Среди них было много евреев, в частности высланных из оккупированных Эльзаса и Лотарингии. При этом положение и возможности еврейских беженцев и «коренных» французских евреев сильно различались, так же как и отношение к ним со стороны вишистских властей и рядовых «милиционеров». Еврейские беженцы стремились попасть в Марсель, а там заполучить визу в Южную Америку или Китай, куда угодно. Свободного жилья не было, цены на него стали астрономическими.

Ариадна с двумя дочерьми воссоединилась с Довидом в Тулузе. 3 июня 1941 года Кнут пишет в Америку Марку Алданову:

По всей видимости, Марк Алданов передал этот призыв о помощи А. А. Гольденвейзеру, входившему в Комитет по аффидевитам при американском клубе «Горизонт», снабжавшем американскими визами бежавших из Европы евреев. Гольденвейзер взялся помочь Кнутам, но дело шло трудно, требовало значительного времени, а с ноября 1942 года вообще было приостановлено, причём у Гольденвейзера находилось к тому моменту около сорока подобных заявок. Как бы то ни было, уехать в Америку Кнутам не удалось.

Ожидая помощи, Ариадна отослала дочерей к Борису Шлёцеру, но через несколько месяцев Мириам вернулась. Семья устроилась в маленькой квартирке в полуподвальном помещении на Улице Беге-Давид, 20 (Bégué-David). Жили впроголодь, приходилось браться за любую работу, Довид даже служил сторожем при психиатрической лечебнице. Вскоре после приезда они встретились с Александром Бахрахом, который оставил воспоминания об этой встрече. Лазарис не исключает, что Бахрах был последним, с кем они говорили по-русски. После этого они, в целях конспирации, полностью перешли на французский язык, даже в разговорах с детьми.

Создание ЕА

Довид и Ариадна закрылись у себя комнатушке и за несколько недель, к концу 1941 года написали брошюру под названием «Что делать?» (Que faire?), посвящённую проблемам евреев вообще и текущему положению дел в частности. В брошюре обосновывалась необходимость создания еврейской подпольной организации. Кнут созвал нескольких сионистов Тулузы и зачитал им брошюру. Однако присоединиться согласился лишь один человек — Abraham Polonski; остальные сочли саму идею подпольной борьбы безумной и смертельно опасной. Полонский же имел опыт: во время гражданской войны в России на территории Белоруссии он создал подпольную еврейскую организацию, действовавшую на стороне Красной армии против Петлюры. Территория, на которой действовала его группа, неожиданно для подпольщиков оказалась частью Польши, польские власти их арестовали, однако Полонскому удалось бежать, после чего через Германию и Бельгию он добрался до Тулузы, где и осел. Полонский окончил инженерный факультет Тулузского университета, работал на заводе, а позднее открыл собственное процветающее предприятие. При этом он всегда оставался верен идеям Жаботинского, и сейчас его богатейший практический опыт в сочетании со знанием местных реалий очень пригодился. Несмотря на возражения сионистов, организация была создана: её основателями стали Кнут, который и возглавил её, Ариадна, Авраам Полонский и его жена Эжен.

 


Комментарии

Добавить комментарий
Комментарий
Отправить