ЛИТЕРАТУРА / АВТОРЫ

Скрябина, Ариадна Александровна


Бетти

Младшая дочь Ариадны, Бетти, какое-то время продолжала жить у Бориса Шлёцера, в относительной безопасности. Однако нацисты добрались и до него, заподозрив в нём еврея и коммуниста, в результате чего Шлёцеру с племянницей пришлось провести несколько дней в тюрьме. К тому же Бетти влюбилась в молодого Curé и написала матери, что собирается перейти в католичество. «Если Бетти крестится, я убью её и себя» — заявила Ариадна и тут же забрала дочь к себе. Выяснилось, что против евреев и иудаизма Бетти настраивал Борис Шлёцер, который тоже не мог простить «предательства» Ариадны. Бетти, даже находясь рядом с матерью, получала от дяди Бори письма, в которых он убеждал девочку посещать католического священника для укрепления христианской веры. Ариадна сначала обратилась за помощью к другу семьи, философу Arnold Mandel, но беседы с ним не помогли, и Бетти ещё более отдалилась от иудаизма. Тогда Ариадна попросила о помощи раввина Пинхаса Ройтмана, работавшего с подростками. Ройтман каждый вечер во время прогулок беседовал с Бетти, и в итоге смог её переубедить. Ариадна же стала привлекать Бетти к подпольной борьбе.

Разоблачение ЕА

В ноябре 1942 года полиция арестовала Арнольда Манделя — члена ЕА, принятого в организацию по рекомендации Кнута и Ариадны. Кнуты знали его ещё по Парижу, Мандель был другом семьи и сотрудничал в Affirmation, где публиковал философские эссе. Манделю было поручено встретиться в Лурде с аббатом, предположительно сочувствующим еврейскому подполью. Однако аббат заманил Манделя в ловушку. В полиции Мандель выдал имя и адрес Кнута. Подпольщики узнали об этом через своих осведомителей, и когда полицейские нагрянули с обыском, никаких доказательств подпольной деятельности Кнута они не обнаружили. Тем не менее, оставаться во Франции Кнуту было опасно. Было решено отправить его в Швейцарию. Кнут просил Ариадну уехать вместе с ним, тем более, что она была на втором месяце беременности. Ариадна отказалась — нужно было переправлять за границу чужих детей. Кнут уехал один. На посту руководителя ЕА его сменил Авраам Полонский.

22 мая 1943 года Ариадна родила сына, которого назвала Иосифом: «Этот ребёнок узнает свободу. Он будет жить в еврейском государстве!» В ноябре Ариадна отправляет в Швейцарию восьмилетнего Эли, а ещё через месяц — Мириам с полугодовалым Иосифом на руках. С Ариадной в Тулузе осталась только Бетти.

К этому времени относится, вероятно, последняя встреча Ариадны с дядей Борисом Шлёцером и младшей сестрой Мариной, по дороге на очередное задание в Перпиньяне.

К началу 1944 года ЕА как организация уже обладала достаточным ресурсом, чтобы принять амбициозное решение о формировании отдельного еврейского легиона для помощи союзным войскам в освобождении Франции. Для решения этой задачи требовалось установить связь с Лондоном. Помочь вызвалась давняя подруга Кнута — поэтесса Лидия Червинская. Была назначена встреча в Марселе, в ресторане отеля «Терминюс». На встрече присутствовали: командир отряда ЕА в Ницце Анри Пурилес, знакомый Кнута по фамилии Роговский, который и отрекомендовал ему Червинскую, сама поэтесса и её друг Шарль Порель, который был представлен как журналист-антифашист, имеющий выходы на английскую разведку. Встреча прошла удачно, следующая была назначена в Париже. На эту встречу отправили делегацию в составе Пурилеса и военного инструктора ЕА Jacques Lazarus. Эти переговоры также прошли успешно.

 


Комментарии

Добавить комментарий
Комментарий
Отправить