ЛИТЕРАТУРА / АВТОРЫ

Скрябина, Ариадна Александровна


О себе скажу одно: много работаю. Разлюбил людей.

В 1947 году издал книгу «К истории еврейского Сопротивления во Франции 1940—1944» (Contribution a L’Histoire de la Resistance Juive en France 1940—1944), где рассказал, в том числе, и о подпольной деятельности Ариадны.

В 1949 году издал сборник «Избранные стихи», не содержавший ни одного нового стихотворения, однако признанный самой важной его книгой, поэтическим завещанием. После гибели Ариадны на руках Довида остались четверо её детей. Старшая Мириам быстро вышла замуж и стала жить отдельно, Бетти же долго жила с Кнутом. В 1948 году Довид встретил семнадцатилетнюю актрису Виргинию Шаровскую, наполовину еврейку, напоминавшую ему своей страстностью Ариадну. В мае они поженились, затем Виргиния прошла гиюр и стала Леей Кнут. В октябре 1949 года Кнут с Леей и шестилетним Йоси репатриировались в Израиль. Довид Кнут умер в 1955 году в Тель-Авиве от злокачественной опухоли мозга.

Татьяна-Мириам Деган (Корнман; род. 3 февраля 1925) — вышла замуж за композитора и пианиста Роберта Корнмана (1924—2008). Была соавтором некоторых музыкальных проектов мужа, сопровождала его на гастролях. Наследие Александра Скрябина занимало особое место в концертной и общественной деятельности супругов. Мириам Деган написала книгу «Благотворная жажда» — беллетризованные воспоминания о своей матери и Довиде Кнуте (опубликовано несколько глав в переводе на русский язык). В этой книге Татьяна-Мириам пытается смягчить образ Ариадны.

Бетти Кнут — вместе с матерью участвовала в Сопротивлении, после гибели Ариадны стала военным корреспондентом. В американской армии имела звание младшего лейтенанта, получила Серебряную звезду из рук генерала Паттона, была награждена французским Военным крестом. При форсирования Рейна джип, в котором сидела Бетти, подорвался на мине, в результате чего Бетти получила серьёзное осколочное ранение головы и попала в госпиталь. Бетти вылечилась, но всю оставшуюся жизнь её мучили частые и сильные головные боли. На основе своих военных впечатлений Бетти написала книгу «Мушиный хоровод» (La Ronde de Mouche), имевшую успех.

В 1946 году Бетти примкнула к террористической организации «Лехи»: редактировала журнал организации на французском языке, затем координировала диверсионную и террористическую деятельность в Лондоне, затем сама стала принимать участие в осуществлении терактов (рассылка первым лицам государства писем и посылок со взрывчаткой). Для ведения подрывной деятельности Бетти взяла себе кличку Иранда (анаграмма имени Ариадна). Встречалась с министром иностранных дел СССР Вячеславом Молотовым (настоящая фамилия Скрябин), который, по её воспоминаниям, обещал ей поддержку в борьбе с английским империализмом. В середине 1947 года была арестована и провела в тюрьме около восьми месяцев, до февраля 1948 года. Доказательства её причастности к террористической деятельности были серьёзными, но помогли слава героини Сопротивления и заплаченный Кнутом выкуп. Через несколько месяцев Бетти снова в тюрьме, по подозрению в причастности к убийству Фольке Бернадота, но на этот раз доказательств нет, и Кнуту удаётся её выручить без особого труда. В очередной своей публикации Бетти осуждает убийство Бернадота, вследствие чего порывает с «Лехи».

Бетти уехала в Америку, вышла замуж за демобилизованного американского солдата-еврея, родила двоих детей. В 1950 году семья переехала в Израиль. Муж Бетти через некоторое время разорился, пристрастился к алкоголю, наркотикам, и в конце концов оказался в психиатрической клинике. К этому времени у Бетти родился третий ребёнок, необходимы были средства для содержания семьи. Тогда Бетти открыла первый в Израиле ночной клуб-кабаре под названием «Последний шанс». Клуб стал очень популярен, приобретя славу «уголка Парижа в Израиле», хотя посетивший его однажды писатель Roger Vailland озаглавил статью «Такой конец постигает утративших надежду». В 1965 году в клубе выступал Жак Брель. Бетти всю ночь курила, пила и танцевала, отправилась спать лишь под утро — и умерла во сне. Она прожила 38 лет, как её мать и бабка.

Эммануил Межан (Эли Маген; 28 июня 1935—2007) — во время войны долгое время находился в католическом монастыре, где, по его воспоминаниям, с ним и другими детьми очень плохо обращались. В 1945 приехал в Эрец-Исраэль, жил в кибуце Geva. О том, что его настоящий отец Рене Межан, Эли узнал от Евы Киршнер только после смерти Довида Кнута, по его просьбе. Окончил мореходное училище в Хайфе, стал моряком военно-морского флота, кем и хотела его видеть Ариадна. Демобилизовавшись, до 1960 года служил в торговом флоте, затем выучился игре на гитаре в Тель-Авиве, поселился в городе Рош-Пинна на севере Израиля. Преподавал игру на гитаре. По-русски не говорил.

Йоси (Иосиф) Кнут (род. 22 мая 1943) — единственный общий ребёнок Довида Кнута и Ариадны Скрябиной. С детства проявил склонность к сочинению стихов:

И у меня была мама,

Как и у всех детей,

Но маму мою убили,

И совсем ничего я не помню о ней.

С той далекой поры утекло много дней,

Ничего не осталось от мамы моей.

После войны Йоси жил с отцом в Париже, а в 1949 году они уехали в Палестину. Там Йоси учился в интернате, потом служил в армии, в войсках особого назначения. По сообщению Лазариса, однажды по неосторожности выстрелил в себя из автомата. Пуля попала в голову. Девять месяцев находился между жизнью и смертью, стал инвалидом. Затем учился в Тель-Авивском университете на отделении французской литературы. Работал в архиве армейской газеты. Выпустил книгу воспоминаний об отце и сборник собственных стихов на иврите.

Комментарии

 


Комментарии

Добавить комментарий
Комментарий
Отправить